Фильм "Парадизо"

Голосование окончено Статистика голосования

 stars  303 голос.

Окно, открытое в мир - так можно было бы сказать об этом симпатичном кинотеатре в центре маленького сицилийского города, местном культурном центре с таким удачным, емким и притягательным названием: «Парадизо» - «Рай». Фильм Парадизо Только что закончилась война, тяжелая и бесславная для Италии, народ зализывает раны, приспосабливается к мирному распорядку. Он разорен и нищ, многие не вернулись с фронта, как отец маленького героя фильма, но воздух пронизан надеждой и радостью жизни. И мощеная площадь перед кинотеатром по вечерам привычно принимает оживленную толпу зрителей: в кино стекается все взрослое население, незаконно просачиваются мальчишки, с шумом заполняют зал, рассаживаются, ждут, пока в будке что-то начнет урчать и из окошка в виде львиной пасти польется чудодейственный свет, и перед горящими глазами завороженных, хохочущих, плачущих, затаивших дыхание сицилийцев начнут разворачиваться волнующие любовные истории, мелодрамы, приключения, детективы…

Это великая эпоха рождения итальянского неореализма, и все то, что скоро станет славной историей кино, сейчас, во время действия фильма, - свежая продукция, только что докатившаяся до города. И сменяют на экране «Парадизо” друг друга Жан Габен и Луи Жуве в фильме Жана Ренуара «На дне», Спенхер Трейси в «Ярости» Фрица Ланга, Кларк Гейбл в «Унесенных ветром», Рита Хейуорт, Тото, Бастер Китон, Массимо Джиротти. Народ смотрит новую ленту молодого режиссера Лукино Висконти «Земля дрожит», хронику I съезда участников Сопротивления - итальянские, американские, французские картины.

Но прежде чем шумная толпа заполнит кинотеатр, в нем, в пустом зале, один перед экраном усаживается неумолимый цензор и блюститель нравственности - местный священник. По его гневному знаку киномеханик Альфредо делает бумажные закладки в бобине с пленкой, чтобы потом вырезать эти фрагменты из копии. Да, это еще патриархальные времена в кинематографе, до «сексуальной революции» еще далеко. Но если бы пуритански настроенному падре вздумалось заглянуть в кинотеатр во время сеанса он бы с ужасом убедился, как мало помогает его строгая цензура нравственному совершенствованию этих простых, бедных, темпераментных сицилийцев!

В «Парадизо» рождается особая сыновно-отеческая любовь, какая бывает не во всякой даже семье, дружба, скрепленная общей страстью к кино, между скромным киномехаником и смышленым мальчишкой. Тесного пространства проекционной будки оказывается достаточно для истинной дружбы.

Сюжет фильма прост и удивительно богат живыми деталями, в которых прочитывается и время, и национальный колорит. В нем воспроизводится течение жизни, но с внезапными драматическими взрывами и печальными паузами. Главный драматический эпизод фильма вырастает из трогательной сцены, когда расчувствовавшиеся после очередной экранной драмы зрители отказываются расходиться и просят еще раз прокрутить картину. Директор кинотеатра неумолим, толпу выгоняют на площадь, а она, возбужденная и взволнованная, не хочет идти по домам. И тогда киномеханик разворачивает свой проекционный аппарат «Прево» и, наведя волшебный луч на дом напротив (как раз на балкон священника!), ко всеобщему изумлению и восторгу начинает странный ночной сеанс. И разделяя радость своих земляков, вместе с ними смотрит фильм из своего окна, пока кто-то не замечает, что в будке полыхает пожар. Паника, крики, свет пламени… Толпа разбегается, и только малыш Того бежит к своему другу и, напрягая все силы, вытаскивает его, полуобгоревшего, из огня, стаскивая его по крутой лестнице той самой будки, где они вместе провели столько счастливых часов.

Какая чудная смесь ностальгии и юмора, оптимизма и грусти! Весь этот рассказ начинается после пролога, где уже ставший режиссером Тото узнает о смерти Альфредо и решает ехать на Сицилию, которую покинул по его настоянию, чтобы туда больше не возвращаться: «Пока живешь тут, кажется, что ты живешь в центре мироздания», - говорит старый Альфредо и напутствует верного друга, спасшего ему жизнь: - «Не приезжай, писем не пиши, ностальгии не поддавайся. Какое бы поприще ни выбрал, люби свое дело». Мог бы добавить: «Как я любил свое».

Джузеппе Торнаторе, молодой постановщик фильма, с любовью и ностальгией воспроизвел этот центр мироздания, затерянный в жаркой Сицилии. Следующая его картина «Все в порядке», с участием Марчелло Мастроянни, показанная в 1991 году в Канне и получившая там призы, подтвердила всегда радостную весть: в кино появилось еще одно новое и интересное имя.

Дата добавления: 20.08.2018 05:53

Ваш комментарий: